Проседание почвы, загрязнение водоемов, угроза затопления из-за шахтных вод: эколог рассказал о серьезных экологических проблемах в ОРДЛО

57

Из-за оккупации и аннексии со стороны Российской Федерации вот уже седьмой год Украина не может в Крыму и на Донбассе эффективно осуществлять контроль за стратегическими объектами, даже за теми, которые несут угрозу для окружающей среды.

Об этом в своей колонке для “Украинской правды” написал глава Государственной экологической инспекции Украины в 2019-2020 годах Егор Фирсов.

Так, у Украины нет доступа к более чем 70 шахтам, на 35 из которых в 2015-16 годах оккупационные администрации перестали выкачивать воду. Более того, нет доступа к особо опасному объекту – шахте “Юнком”, где в 1979 году провели ядерный взрыв с целью выведения опасных газов из подземных пластов. С 2018 года поднимается этот вопрос, однако за три года ясности больше не стало, наоборот, ситуация ухудшилась.

“Государственное космическое агентство Украины в течение этих лет системно фиксировало проседания почвы. В некоторых городах вблизи Донецка – Макеевка и Спартака (последнее находится в нескольких километрах от Донецкого аэропорта) фиксировалось системное проседания почвы более чем на 30 сантиметров. А точечно фиксировались провалы более чем на один метр. Этот фактор может стать существенной опасностью для инфраструктурных объектов. И будет представлять угрозу для жизни и здоровья людей из-за возможных обвалов жилых домов, объектов социальной и коммунальной инфраструктуры, в том числе под угрозой подземные газопроводы, канализационные и водопроводные системы и элементы системы водоснабжения Северский Донец – Донбасс”, – пишет Егор Фирсов.

Он отмечает, что остановка откачки шахтной воды на шахтах “Первомайская” и “Голубовская” приведет к возможному выходу шахтных вод на земную поверхность и подтопления застроенных территорий с населением 80 тысяч человек – городов Кировск (после переименования Голубовка – ред. ЛР), Первомайск, Золотое, Горское, пгт. Карбонит; сельскохозяйственных земель и природных угодий.

“Опасность представляют и шахтные газы – прежде всего метан, а также радиоактивный радон, которые при затоплении шахт поднимаются на поверхность. Накопление метана в подвалах зданий и шахтных терриконах приводит к опасности взрывов, риск спровоцировать которые возрастает при ведении боевых действий. Радон, в частности, представляет опасность для подземных водозаборов”, – рассказывает Егор Фирсов.

Еще одна проблема, по его мнению, загрязнение водоемов.

“Так как воды поднимаются и затапливают шахтные полости, они вымывают оттуда опасные вещества, которые далее через грунтовые воды попадают в реки Казенный Торец, Кривой Торец, Бахмутка, Лугань, Большая Каменка, Крынка, Лозовая и другие и, в частности, реку Северский Донец. Водные объекты бассейна реки Северский Донец являются главными источниками водоснабжения Донецкой, Луганской и Харьковской областей Украины. В 2018 году ряд исследований, в том числе и один из отчетов ОБСЕ, фиксировал значительное превышение вредных соединений в Северском Донце. В частности ртути, ванадия, кадмия стронция и других тяжелых металлов. Иногда эти показатели превышали нормативы в 17 раз. Ученые еще тогда сравнивали воду “как с не очень соленого моря”. И объясняли, что ее можно использовать разве что для технических нужд, но никак не для потребления человеком”, – подчеркивает Егор Фирсов.

Также экс-глава Госэкоинспекции отмечает самый опасный фактор – шахта “Юнком”, где в специально созданной капсуле остались радиоактивные материалы.

“Эксперты, которых цитируют сепаратисты, уверяют, что вредные вещества из “Юнкома” не попадут через подземные соединения в соседнюю шахту “Красный октябрь”, и “загрязнение грунтовых и поверхностных вод исключено”. Украинская власть, геологи, экологи напротив считают, что на шахте нужно постоянно проводить водоотлив, чтобы не допустить попадания цезия и стронция в шахтные воды, затем в грунтовые, а оттуда – в реки Северский Донец, Кальмиус, а также в Азовское море. Пострадает в том числе и территории России”, – резюмирует Егор Фирсов.