Выехавший из Луганска украинец рассказал, во что превратился город: “Я понял, что нужно спасаться”

69

Восемнадцатилетний Кирилл Самоздра, выехавший, точнее, спасшийся бегством из Луганска в феврале нынешнего года, прожил в оккупированном городе шесть лет и прекрасно видел, как многое в нем меняется. В первую очередь, школьное образование.

“Вместо истории Украины мы стали изучать так называемую “историю отечества”, программа которой составлена таким образом, чтобы сформировать у школьников такое представление, как будто Украины вообще не существовало”, – рассказал молодой человек в сюжете “Радио Свобода Украина”, передает Диалог

Впрочем, иногда для школьников оккупированного Луганска Украина существовала. Правда, в виде врага. Как рассказал юноша, в немногих оставшихся работать в “ЛНР” детских лагерях отдыха проводились военно-спортивные игры, во время которых одна из команд изображала “героев-ополченцев”, вторая – “плохих украинцев”.

 Милитарная составляющая в оккупированном городе присутствует практически во всем, что касается воспитания детей и системы образования. Как рассказал Кирилл, он единственный из класса отказывался от посещения таких занятий, а одноклассники тренировались в разборке-сборке автомата Калашникова, занимались строевой подготовкой, писали “приветствия ополченцам”.

И такая “непатриотичность” молодого человека не осталась незамеченной местными “спецслужбами”. Сотрудники “МГБ” проводили с ним “профилактическую беседу”, во время которой предложили два варианта: или сотрудничество, или возможный скорый арест как “шпиона”.  И Кирилл понял: нужно спасаться как можно скорее.

Чтобы “уйти с радаров”, он месяц прятался у надежных людей, а потом, в феврале, смог выехать через КПП “Станица Луганская”, несмотря на проблемы с документами. На пункте пропуска “ЛНР” ему сказали, что с такими документами его могут выпустить, но не смогут впустить, но молодой человек возвращаться в оккупированный город не намерен.

Сейчас Кирилл Самоздра живет в Киеве, работает, участвует в общественной жизни. Рассказывает, что, впервые, попав в столицу Украины, был даже удивлен царящей там свободе, которой в “ЛНР” нет абсолютно. И признается, что до сих пор не совсем переборол в себе психологию человека, жившего в условиях оккупации и тоталитаризма.