Как дончане относятся к вернувшимся переселенцам?

7

На сегодняшний день особой темой украинских СМИ  стали отношения возвратившихся с соседями и знакомыми.

Об этом пишет «Диалог».

Кто-то радостно приветствует бывших переселенцев, а кто-то держит камень за пазухой. Мол, отсиделись в тихих местах, пока мы тут под снарядами бегали!

«Мне соседка так и сказал, мол, проваливайте, откуда прибыли. Как будто я должна была у нее спрашивать, как мне своих детей спасать? – говорит жительница Ленинского района Анастасия Калмыкова.

– Соседи говорят, мол, сдадут нас в комендатуру или «МГБ» как шпионов, потому что мы в Бердянске год жили. А ненавидят из-за того, что они сейчас героинями ходят – и обстрелы пережили, и страху натерпелись, и за бабушкой неходячей все вместе ухаживали. И у них теперь как будто команда, а мы как будто изгои, пришлые чужаки. Нам тычут, мол, совсем все плохо в Украине – так мы в «процветающую ДНР» вернулись. Вернулись, потому что здесь наш дом! С соседями не разговариваем, как-то живем. Муж пока на общественных работах за 2500 рублей, я наверное на рынок пойду работать».

Психологи говорят, ситуация разграничения на «свой/чужой» – вполне естественна для людей, переживших стресс или постравматический синдром.

«Свидетелями или участниками войны стали все – и те, кто остался под обстрелами, и те, кто спасался от них. Одни объединились под эгидой одного горя – обстрелов, войны, другие – под эгидой беженства, переселенчества, отрыва от родных корней, – рассказала психолог Вероника Стрелецкая.

– Эти две группы считают, что каждой из них досталось больше тягот, они достойны большего уважения и большей жалости. Начинается соперничество по принципу разговора у кабинета врача – у кого сильнее болячка. Все это сводится к требованию определенных преференций к себе, пострадавшим, от других людей, от властей и пр. Группы «своих» и «чужих» могут раздуть мировой пожар, а могут сосуществовать вполне мирно, стерев со временем свои границы. Рецепт один – терпимость и не лезть в личные дела других людей».

Другие вернувшиеся дончане рассказывают, что встретились с соседями и с друзьями как с родными. «Никто с нами не вел разговоры о политике. Общаемся по бытовым вопросам, как раньше, рассказываем друг другу, как жили все это время. Но заметно, что дончане стали менее разговорчивы», – рассказал дончанин Евгений Крашенков.

«Мы смотрим на Донецк другими глазами, свежим взглядом. Здесь нет столько людей, сколько было раньше. Ездят дорогие машины, но по улицам ходят солдаты. Работают рестораны – и социальные столовые, раздают гуманитарку и открываются магазины поношенных вещей. И война тут уже ни при чем – просто наш город в глубоком коматозе», – резюмирует дончанка Марина Шведова.

 

comments powered by HyperComments